Основные понятия для людей, живущих с ВИЧ

Остеопороз описывает состояние, при котором  прочность кости (включая костную массу и качество костной ткани) стоит под угрозой. Остеопороз повышает риск переломов, даже в результате минимальной травмы и, особенно, у пожилых людей. Выявление и лечение остеопороза у пожилых людей - очень важная мера профилактики переломов. Однако,  для большинства людей, остеопороз является асимптоматическим, и они узнают о диагнозе только после появления перелома.



Остеопорозный перелом является одной из ведущих причин заболеваемости и смертности, и является экономически тяжёлым бременем. Важно, что переломов можно избежать при раннем выявлении и соответствующем лечении. 

Остеомаляция (размягчение костей) может также появляться у ЛЖВ, хотя ее распространённость и причины до сих пор не совсем понятны.

Остеомаляция может быть сопровождена низким уровнем МКТ и характеризована  нарушением минерализацией костной матрицы, что является причиной размягчения кости, чаще всего в основе такого состояния лежит дефицит витамина D. 



При описании состояния,  при котором произошло размягчение кости, International Society of Clinical Densitometry  рекомендует использовать термин  «низкая масса кости» или «низкая плотность кости», хотя термин  «остеопения»  до сих пор является  применимым.1 Когда пациенты имеют хроническое снижение плотности кости( смотри раздел средства диагностики  для определения), обычно это ассоциировано с риском или анамнезом патологических переломов, и тогда используют уже термин « остеопороз».2


Эпидемиология


Остеопороз является самым распространённым  заболеванием костей в общей популяции и, в большинстве случаев, встречается у женщин в периоде постменопаузы. Существует множество факторов, связанных с развитием остеопороза; основными факторами риска (чаще их называют «классическими») являются пожилой возраст, женский пол, низкий индекс массы тела (ИМТ), чрезмерное использование кортикостероидов и алкоголя, курение.  В настоящее время риск перелома запястья, бедра или позвонков оценивается около 30-40% в развитых странах.3  

  •  Распространённость остеопороза у ЛЖВ является чаще, чем  в общей популяции;4 по одним оценкам 10–15%, по другим 60 % ЛЖВ предположительно имеют  остеопению.5 Это состояние особенно распространено  среди женщин в постменопаузальном периоде  и у лиц, имеющих низкий вес тела6
  •  Кроме того, распространенность переломов у ВИЧ-инфицированных мужчин и женщин  повышена по сравнению с неВИЧ-инфицированными лицами;7–9 Однако, до сих пор не хватает адекватных ресурсов для изучения  факторов риска у ЛЖВ
  •  Чем больше стареет ВИЧ-популяция, тем чаще остеопороз и переломы возникают у ЛЖВ( в популяции относительно молодых взрослых).


Патофизиология 


Причины низкого уровня МКТ у ЛЖВ, по-видимому, являются мультифакторными, и включают в себя ВИЧ-инфекцию, АРТ терапию, употребление табака или наркотиков,  дефицит витамина D.10 

  •  ВИЧ-инфекция ассоциирована с повышенным обменом в костной ткани, что отражается в повышении маркёров костных формации и резорбции у ЛЖВ, по сравнению с неВИЧ-инфицироваными лицами.10
  •  Начало антиретровирусной терапии ассоциировано с значительными (2–6%), но скрытыми потерями МКТ,  которые, в большинстве, случаются на 48-49 неделях после начала терапии, хотя уровень МКТ , по-видимому, будет оставаться относительно стабильным у пациентов, получающих стабильную АРТ.10
  •  Хотя потери МКТ наблюдались с началом любой антиретровирусной  схемы, но  особые потери, как зарегистрировано на сегодняшний день, возникали при использовании схем, содержащих  НИОТ( тенофовир)  и некоторые ИП.10
  •  Начало антиретровирусной терапии ассоциировано также и с увеличением обмена в костной ткани, о чем говорит повышение уровня маркеров костного формирования и костной резорбции.11
  •  Повышенный уровень маркеров костной резорбции проявляется в ранние сроки после начала АРТ и совпадает с резким падением уровня МКТ,  увеличение маркёров костного формирования следует в более поздние сроки, возможно, как компенсаторная  мера для ограничения дальнейшей потери МКТ.11 



Лечение


Главной целью лечения является снижение частоты переломов. До сих пор не известно, будут ли фармакологические меры при низких показателях МКТ у ЛЖВ (особенно у молодых) снижать риск возникновения переломов. Хотя большинство  руководств по лечению остеопороза не направлены специфически для ЛЖВ, руководства ЕКОС разработали указания для лечения остеопороза у ЛЖВ, и эти рекомендации были опубликованы. Эти руководства и рекомендации предлагают выявлять  пациентов с высоким риском низкой МКТ, измерять уровень МКТ у лиц, наиболее подверженных риску снижения данного показателя и назначать лечение остеопороза тем, у кого это было выявлено.5 Основные рекомендации соответствуют национальным  руководствам в тех случаях, когда это возможно, в противном случае должна быть рассмотрена терапия бифосфонатами с витамином D и препаратами кальция5

References

  1. International Society of Clinical Densitometry. Official Positions. 2007
  2. National Osteoporosis Foundation. Clinician’s Guide to Prevention and Treatment of Osteoporosis. Accessed 26 May 2011.
  3. WHO Scientific Group on the Assessment of Osteoporosis at Primary Health Care Level. Summary Meeting Report, Brussels, Belgium, 5–7 May 2004. Accessed 21 February 2011.
  4. Brown TT, Qaqish RB. Antiretroviral therapy and the prevalence of osteopenia and osteoporosis: a meta-analytic review. AIDS. 2006;20:2165–74.
  5. European AIDS Clinical Society (EACS). Guidelines. Version 6.0. Accessed 4 July 2012. 
  6. Bolland MJ, Grey AB, Gamble GD, Reid IR. Low body weight mediates the relationship between HIV infection and low bone mineral density: a meta-analysis. J Clin Endocrinol Metab. 2007;92:4522–4528. 
  7. Triant VA, Brown TT, Lee H, Grinspoon SK. Fracture prevalence among human immunodeficiency virus (HIV)-infected versus non-HIV-infected patients in a large US healthcare system. J Clin Endocrinol Metab. 2008;93:3499–3504. 
  8. Womack JA, Goulet JL, Gibert C, et al. Increased risk of fragility fractures among HIV-infected compared to -uninfected male veterans. PLoS One. 2011;6:e17217. 
  9. Young B, Dao CN, Buchacz K, et al. Increased rates of bone fracture among HIV-infected persons in the HIV outpatient study (HOPS) compared with the US general population, 2000–2006. Clin Infect Dis. 2011;52(8):1061–1068.
  10. McComsey GA, Tebas P, Shane E, et al. Bone disease in HIV infection: a practical review and recommendations for HIV care providers. Clin Infect Dis. 2010;51:937–946. 
  11. Mallon, P. HIV and bone mineral density. Curr Opin Infect Dis. 2010;23(1):1–8.